Абромавичус: У Зеленского нет обязательств перед олигархами

18 липня 2019
Абромавичус: У Зеленского нет обязательств перед олигархами

 

Интервью с Айварасом Абромавичусом проходит на следующий день после его назначения главой набсовета Укроборонпрома - огромного концерна, объединяющего все госпредприятия оборонно-промышленного комплекса Украины

Концерн известен не только многомиллионными военными подрядами, но и коррупционными скандалами. Самый известный разразился в марте этого года, когда журналисты Bihus.Info обнародовали информацию о связи сына первого зама секретаря СНБО Олега Гладковского с контрабандистами поставляющими российские комплектующие для украинской армии. Тогда Гладковский лишился своего поста, а информация о масштабных коррупционных схемах в Укроборонпроме потопила рейтинг Петра Порошенко.  

- Зеленский этого не хочет повторить, поэтому заинтересован в эффективной трансформации компании, - уверяет Абромавичус. Среди первых его шагов замена старых топ-менеджеров на новых, масштабный аудит, корпоратизация и ликвидация схем.    Это длительный процесс. Если верить редактору американского издания Atlantic Council Мелинде Херинг, у Абрамавичуса есть шансы продолжить его в кресле премьера. Она назвала его имя среди пяти вероятных кандидатов на пост. А сам он поделился материалом в своем Twitter.

 

- Еще ничего не известно, давайте подождем завершения выборов, - туманно отвечает Абромавичус на вопрос о возможном премьерстве.  Это вторая попытка литовца с украинским паспортом закрепиться в украинском политикуме. Первая - произошла в 2014 году, когда он возглавил Минэкономики. В начале 2016-го Абромавичус со скандалом покинул должность.

После начала президентской кампании Абромавичус присоединился в качестве советника к команде Владимира Зеленского.Он рассказывает о реформе Укроборонпрома, команде Зеленского, претендентах на пост премьера и влиянии Игоря Коломойского.

- Вы возглавили набсовет Укроборонпрома (УОП). Ваши первые шаги.

- Первый - проведение международного финансового аудита предприятий Укроборонпрома за 2018-2019 гг. Этот простейший вопрос затянулся на два года, но так быть не должно. В ближайшее время назначим открытые торги в системе Prozorro. Определим победителя в сентябре. Финансовый аудит "большой четверки" каждый год делают все без исключения топ-30 мировых производителей вооружений и нас это не должно смущать. 

Аудит покажет реальное финансовое состояние компании, но его целью не является раскрытие коррупционных схем. В этом есть недопонимание со стороны общества. Для выяснения этой тематики нужно проводить форензик-аудит, и это я внесу в повестку следующего заседания набсовета.

 

Второй шаг - кадровые изменения. Они назрели.

Третий - стратегия. Ее разработке с привлечением внешних экспертов также посвятим следующее заседание в сентябре.

Четвертый шаг - это структура управления. Сейчас вокруг УОП очень много стейкхолдеров, слишком много людей - их больше десяти - из разных ветвей власти, которые влияют или пытаются влиять на компанию. Это очень запутанная и неэффективная система управления и ее надо менять. 

- Как?

- УОП должен управляться исключительно через набсовет, а уже его состав формируется с учетом интересов офиса Президента, Кабмина и СНБО. Состав набсовета надо расширить с пяти членов, до минимум семи, добавить туда больше разных компетенций.

- Что в вашем понимании профессиональный набсовет?

- Опыт западных компаний оборонного сектора показывает, что в набсовет должны входить около 80% людей как раз не из оборонного сектора. Крупное оборонное предприятие, это прежде всего бизнес и он должен управляется как любой другой сложный бизнес.

Исходя из этого набсоветы таких компании похожи составом на другие компании из списка Fortune 500.У УОП есть важные функции в сфере нацбезопасности и в социальной сфере но это также прежде всего бизнес. И если мы будем управлять им. как какой-то специальной структурой, трансформировать будет намного труднее.

- За Укроборонпромом тянется коррупционный шлейф. Вы наверняка проводили собственный аудит компании прежде, чем согласиться на должность. Объясните обычным людям, что такое Укроборонпром сегодня и чей набсовет вы возглавили?

- В концерн входит около 130 компаний оборонно-промышленного комплекса. Реально работающих чуть меньше 100, остальные в стадии ликвидации и т.д. Из работающих - 69 прибыльные. При этом почти 80% общей прибыли генерируют всего 10 компаний.

Больше половины выручки - это экспорт. В 2018 году концерн получил примерно 37 млрд грн дохода и 3,6 млрд грн чистой прибыли. У нас около 70 000 сотрудников и здесь нужно отметить, что УОП показывает низкий уровень эффективности.

Например, передовая компания в этой отрасли Lockheed Martin (США) имеет только на 30% больше сотрудников, но в 50 раз больше выручки. У нас выручка на одного сотрудника всего $20 000 в год.Средняя зарплата в УОП - 12 688 гривен.

- Топ-3 проблемы Укроборонпрома прямо сейчас?

- Основная - имиджевая. Общество не верит, что компания управляется прозрачно и эффективно. Это создает очень серьезные проблемы на наших экспортных рынках, потому что наши партнеры тоже читают СМИ.Плохая репутация усложняет процесс привлечения качественно других людей. Нужно менять имидж, менеджмент, структуру.

Вторая - коррупция внутри компании. Предыдущее руководство страны создало условия для ручного управления. Это повлекло за собой большое количество коррупционных схем, которые сейчас трудно ликвидировать. Часто отдельно взятые предприятия де-юре подконтрольны концерну, а фактически - нет.Третье - проблемы за пределами УОП.

Например, с планированием и стратегированием ОПК. Планирование гособоронзаказа идет на очень короткий срок. Соответственно, заводы не знают, что Минобороны будет заказывать даже на шесть месяцев вперед. Они медленно делятся своими планами и еще медленнее перечисляют деньги предприятиям УОП. Это реально острая проблема, но она решаемая. Верю, что в течение года ситуацию поменяем кардинально в лучшую сторону.

- До недавнего времени считалось, что Сергей Пашинский и Олег Гладковский - конкуренты по распилу оборонки. Они сохраняют влияние?

- Когда на оборонку получили влияние Гладковский, Пашинский и многие другие, конечно произошли кадровые изменения, в структуре появились близкие к ним люди. Я не могу сказать, что все менеджеры концерна делают какие-то неправильные вещи - я увидел достаточно много профессионализма. Например, в экспортном направлении.

У меня самая большая претензия к людям, которых вы назвали, - наличие серьезного конфликта интересов. Это связано с тем, что они имеют в частном секторе компании, которые участвуют в ОПК. Это и корпорация Богдан, и Ленинская Кузня, и компания "Украинская бронетехника" и многие другие, о которых общество знает меньше.

Такая же ситуация в Укрзалізнице, где господин Дубневич (народный депутат от БПП. - Ред.) является большим поставщиком запчастей и одновременно возглавляет комитет ВР по транспорту - это неприемлемо.

Люди имеющие бизнес в этой отрасли не должны даже близко подходить к формированию политики или к ключевым госпредприятиям в этом же секторе. Когда мы будем проводить кадровые перестановки внутри менеджмента, одним из трех главных требований к кандидатам будет отсутствие конфликта интересов.
 
- Как вы можете оценить работу нынешнего руководителя Павла Букина. Он продолжит работать?
 
- Политическое решение о смене Павла Букина уже принято. Ищем ему замену.
 
- Через конкурс?
 
- Вместе со мной в набсовет УОП вошли два человека, которые имеют хорошее понимание, что такое оборонный сектор, а так же кадрового потенциала в нем. Это Андрей Загороднюк и Давид Арахамия.
 
Как мой советник работает Роман Бондарь - один из самых известных рекрутеров в этой стране.Мы и есть конкурсная комиссия, которая занимается поиском людей на топовые позиции в концерне и являемся номинационным комитетом в рассмотрении множества кандидатов на топовые должности. Во всем мире наймом гендиректора занимается набсовет. Это общепринятая практика.
 
- Когда будет новый руководитель?
 
- Думаю в течение нескольких недель. У нас есть достойные кандидаты.
 
- Госконцерн ожидают серьезные изменения кадрового состава. Можно поподробнее?
 
- Что касается существующих руководителей - всех еще лично не знаю. Но вижу отдельно взятые компетенции. Например, в экспортном направлении есть отдельные люди, которые понимают, чем занимаются и готовы продавать больше.Есть у нас легендарные люди в производстве. Например, генконструктор КБ Луч господин Коростелев.
 
Наши международные партнеры считают его одним из величайших людей мира в секторе ракетостроения.Слабые места связаны со всем, что касается финансов, закупок, планирования, капитальных вложений.
 
Здесь мы отстаем на десятилетия, потому что базовое понимание этих вещей просто отсутствует. Набсовет и новый топ-менеджмент внесет здесь серьезные корректировки.
 
- Вы в позитивном контексте упомянули спецэкспортеров. Вам известно, что в марте, на фоне скандала с Гладковским, развернулась похожая история с компанией  Спецтехноэкспорт. Тогда был арестован ее директор и выходец из корпорации Богдан Владислав Бельбас. Позже суд его выпустил под залог. Насколько я знаю, он продолжает руководить компанией. Вы его имеете ввиду когда говорите о хороших компетенциях в экспорте?
 
- Я не могу сейчас говорить о конкретных персоналиях, но подтверждаю, что кадровые изменения затронут не только руководителя Укроборонпрома - мы созрели для того чтобы они были более глубокими.
 
- Увольнять будете в том числе и по соображениям политической целесообразности?
 
- Когда открываешь интернет, а оттуда льется негатив на человека, как из ящика пандоры, - страдает имидж компании и имидж руководства страны в целом. Нам с такими людьми не по пути.Кадровая политика будет базироваться на нескольких ключевых принципах. На первом месте - лояльность к трансформации компании.
 
Нужны люди, которые понимают, что необходимы кардинальные, практически революционные, изменения в компании.
 
Второе - отсутствие конфликта интересов и добропорядочность. Уоррен Баффет как-то сказал: “С плохим человеком не сделаешь хорошей сделки”. Я придерживаюсь такого мнения.Третье - патриотизм. Нельзя в эту чувствительную отрасль привлекать людей сомневающихся в геополитическом векторе развитии страны.
 
- Как будете проводить корпоратизацию заводов УОП?
 
- Корпоратизацию конечно нужно делать, но мы не говорим о приватизации. Я считаю, что это настолько преждевременно, что даже не стоит об этом сейчас дискутировать.
 
- Что значит корпоратизация в случае с военным сектором?
 
- Если простым языком, то это позволит компаниям избавиться от излишнего вмешательства политиков в их хозяйственную деятельность, сделать реальную оценку имущества, стать более понятным субъектом для привлечения внешнего финансирования. Это также поможет прозрачно реализовать неиспользуемое имущество, которое сейчас ржавеет и гниет. А продав его, можно реинвестировать деньги в развитие. Это открывает множество возможностей вести нормальную бизнес-деятельность, в том числе создавать набсоветы.
 
- Что планируется делать с советским наследием - склады, непрофильные активы, оружие, боеприпасы - тоже продавать? Сколько его осталось?
 
- Сейчас никто не знает, сколько и чего у нас есть. К тому же все по чуть-чуть растаскивается. Нужно проводить инвентаризацию. Выяснять что не нужно, затем от этого прозрачно избавляться и реинвестировать обратно в компанию.
 
- Назовите топ-3 схемы в системе оборонки. Какой масштаб коррупции?
 
- Точной цифры нет. Думаю это сотни миллионов долларов за весь период работы концерна.На первом заседании набсовета мы заслушали менеджмент по вопросу расследований злоупотреблений внутри компании. Со слов менеджмента, правоохранительные структуры расследуют очень большое количество дел относительно УОП - каждый день приходит по 3-5 обращений.
 
В основном они касаются закупок. Именно здесь сосредоточены главные риски.Закупается много запчастей, проследить реальную цену маленького винтика крайне сложно. Поэтому мне в качестве советника помогает Надежда Бигун, которая была одним из ключевых людей при создании системы Prozorro.

Вместе с такими ребятами будем помогать компании это все систематизировать.Вторая проблема - отчуждение имущества. Много предприятий находятся в очень привлекательных местах с точки зрения недвижимости и есть случаи, где эта недвижимость используется не совсем в интересах компании, государства.Также есть коррупционные риски при осуществлении экспортных операций.

- "Бигуст-гейт" вокруг Олега Гладковского вскрыл серьезную проблему в оборонке. С одной стороны, есть посредники зарабатывающие на контрабандных поставках комплектующих из России для наших военных. С другой, эти комплектующие нечем заменить. По сути останавливая эти каналы не подготовив альтернативу, Украина бьет по собственной обороноспособности. Вы с этим согласны?  Какое видите решение?

- На прошлой неделе я объехал 10 крупных заводов в разных областях - был во Львове, Киеве, Николаеве, Одессе. Некоторые предприятия полностью перестроились на поставки запчастей украинского, а часто и западноевропейского производства, которое, кстати, иногда даже дешевле российского. Другие полностью еще не перестроились.

Главная претензия к участникам схем, которые показал Бигус, не в том что комплектующие шли из России, а в том, что они шли по безумно завышенным ценам. Второе - в них участвовали близкие друзья и родственники самых высокопоставленных чиновников нашей страны.Я буду прилагать максимум усилий, чтобы друзья, кумовья, родственники политиков и руководителей УОП не имели никакого отношения к любым оборонным поставкам.

- Насколько мы зависим от РФ в поставках комплектующих?

- Зависимость сокращается очень быстро и она должна падать путем большей кооперации компаний внутри концерна. У меня есть более точная информация по отдельно взятым предприятиям, но поделиться ей не могу.

- Сейчас Украина продает оружия на $1,1 млрд, к 2025 году планируется продавать в пять раз больше. За счет чего?

- Прежде всего - экспортный потенциал. Я общался с руководителями спецэкоспортеров и видно, что мы можем сильно увеличить экспорт на отдельных направлениях и рынках.В чем мы сильны? Проектирование и производство ракет.

Есть очень большой потенциал в авиастроении и он не раскрыт. Отрасль сложная и здесь может быть два результата: или все, или ничего. Середины не будет. Есть частный сектор, доля которого будет расти. Уже сейчас около половины продаж спецэкспортеров составляет продукция частных компаний.Второе направление - поставки для Минобороны.

Считаем, что объемы закупки отечественной техники (и вообще всей техники) для нужд армии недостаточны. ВВП будет расти, расходы на оборону будут расти и, надеемся, будет расти процент от бюджета Минобороны, который приходиться на вооружение. Сейчас он меньше 20%.Третье направление - развитие производства продукции необоронной сферы.

- Будете вместо танков производить пылесосы?

- Нет (смеется). Например, ко мне обратилась компания из Западной Европы. Говорят: "У вас есть предприятие, которое 30 лет ничего оборонного не производит. Есть только часть продукции двойного назначения. Готовы на этом предприятии производить вышки для ветряных электростанций на $60 млн в год".Но из-за того, что в Украине некорпоратизированные компании, они юридически не имеют право создать совместное предприятие. А просто отдать заказ и не участвовать в капитале проекта они не хотят. Поэтому будут искать площадку у частных собственников.Мы должны понимать, что потеряли российский рынок, а у некоторых предприятий зависимость от него была феноменальная. И этого рынка больше не будет. Такие заводы, возможно, должны переходить на другие высокотехнологичные направления.

- У вас большие реформаторские амбиции в оборонке. Я вспоминаю 2014 год, когда вы пришли в Минэкономики. Тогда новое правительство называли "спецназом реформ". Были большие ожидания и чувство, что можно многое изменить. К концу каденции Петра Порошенко этого чувства уже не было. Что тогда помешало воспользоваться окном возможностей? Почему сейчас мы не упустим шанс на перемены?

- Люди, которые назначили меня на должность, оказались как раз теми, кто впоследствии мешал. Поддержка была только первые 12 месяцев. В этот период заменили 80% руководителей в министерстве, создали систему госзакупок Prozorro, провели дерегуляцию.Сейчас ситуация, наверное, похожа на конец 2014 года.

В том смысле, что опять есть запрос на технократов и понимание, что старые политики ничего нового делать по другому не собираются. А мы же все понимаем, что если Кабмин будет делать все как раньше, с бесконечными совещаниями, согласованиями, правительственными комитетами, затягиванием времени, рассмотрением в парламенте, результат будет таким же, как и всегда.

- То есть дело не столько в людях, сколько в системе?

- Нет, все начинается с людей. Достаточно посмотреть, кого назначили на должность, сразу легко спрогнозировать, какой будет результат.Для бизнес-среды позитивный сигнал - назначение на должность руководителя таможни Максима Нефьодова - абсолютно достойного профессионала.

Я знаю, что офис президента очень сильно этому способствовал, потому что были очень серьезные преграды в судах этому назначению - блокировался конкурс и т.д. Общими усилиями премьер-министра и офиса Максима назначили.

 Назначили бы на эту должность человека с испорченной репутацией, можно было сразу сказать - ничего не поменяется.Поэтому все начинается с людей. У них должен быть реальный позитивный трек рекорд (результат управления. - Ред.) в частном и/или госсекторе. Ведь люди не меняются.

Если ты сидел десять лет на госдолжности и ничего не сделал, ты не проснешься в один день с мыслью: "Зеленский сказал делать реформы, значит сегодня начинаю делать". Те люди, которые не ассоциируются с реформами, не должны быть на важных позициях.

Дальше ключевое - позволить  правительству работать. Я считаю, что в Кабмине можно создать команду мечты. У нас уже есть большое количество светлых людей, которые себя реализовали в отдельных направлениях. Их просто нужно собрать и дать полномочия. Руководитель (премьер-министр) должен гарантировать свободу действий, делегировать, поддерживать, не мешать и подставить плечо, когда будут какие-то политические моменты.
 
Например, навязывание кадровой политики, труднопроходимые барьеры в парламенте, правительстве и т.д.Премьер-министр - это командный игрок, он должен создать из правительства сплоченную команду. Этого, к сожалению, в сегодняшнем Кабмине нет. Он формировался по квотному принципу, в результате имеем "лебедя, рака и щуку". Так не должно быть.
 
- На днях в Atlantic Council вышла колонка Мелинда Хэринг в которой перечисляются пять возможных претендентов на должность премьер-министра. Это вы, Владислав Рашкован, Юрий Витренко, Андрей Коболев и Александр Данилюк. Конкурс за кресло премьер-министра уже идет? С вами общались?
 
- Прежде всего, могу сказать, что это очень достойная группа людей. Если они займут ключевые должности в правительстве - это будет фантастическая история для страны. Но, здесь ударение на слове "мечта". Так называемые политические элиты могут иметь другое мнение о том, каким образом должен формироваться Кабмин, включая назначение его руководителя.Возможно будет приниматься решение в сторону политического тяжеловеса...
 
- Юлии Тимошенко?
 
- Что я считаю неправильным. Потому что глубина проблем и с привлечением инвестиций, и с запуском экономики, и в социалке не позволяют их решать старыми методами. Нужен серьезный прорыв - храбрые и кардинальные кадровые решения.Если бы я советовал партии президента, я бы сказал (даже если мою кандидатуру отложить в сторону), что успех Украины в экономическом направлении наиболее вероятен при премьер-министре технократе.
 
- То есть процесс выбора премьер-министра еще не идет?
 
- Еще рано. Думаю примерно через месяц после выборов мы увидим состав Кабмина. До 21 июля все усилия направлены на победу. Думаю, 22 июля, после парламентских выборов все сядут и рассмотрят этот вопрос более конкретно.
 
- Мы вам чуть-чуть подыграем. Поэтому такой вопрос: если выбор остановится на вашей кандидатуре, ваши первые три решение на посту премьер-министра?
 
- Первые решения будут конечно касаться кадровых вопросов.Второе - я бы сразу максимально упростил весь процесс принятия решений в Кабмине и министерствах, что даст нам скорость и значительно улучшит шансы на быстрые изменения.Третье - реформирование структур кардинально влияющих на экономическую ситуацию в стране. Это ФГИ, налоговая, таможня, АМКУ.Одновременно с этим, инвентаризация существующих, уже разработанных инициатив. Их за последние пять лет накопилось очень много.
 
Убираем пыль и очень быстро проталкиваем вперед нужное и важное.Новое правительство должно засыпать и просыпаться с мыслью, как создать максимально привлекательную среду для бизнеса в стране - малого, среднего, большого. Руководить Кабмином должен человек, четко это понимающий.
 
- Силовой блок. Как назначать и главное контролировать министра внутренних дел, например?
 
- Руководитель МВД подчиняется премьер-министру.
 
- На практике мы видим немного другую ситуацию. Арсен Аваков вполне самостоятельная фигура в украинском политикуме
 
.- (Улыбается). Сейчас глава МВД сам по себе личность других масштабов, чем другие руководители правоохранительных органов. Это отдельная тема. Но без реформы правоохранительных органов успехов в экономике тоже не дождаться. Прежде всего, нужно уйти от карательных функций к консультативным, сервисным.Силовики должны заранее предупреждать о проверках. А лучше вообще не приходить - есть прекрасный электронный способ передачи всей информации. Зачем приходить в гости и выламывать двери?
 
Есть серьезный запрос на реформу СБУ. Департамент "К" нужно ликвидировать - СБУ не должна вмешиваться в экономическую деятельность бизнеса.Уверен, что сегодня существуют большие риски для страны, чем то, чем они занимаются. Или притворяются, что занимаются. Ведь эта их деятельность - ни что иное, как сведение счетов и зарабатывание денег, в том числе и себе лично. Пусть занимаются разведкой, вычислением вражеских шпионов, сепаратистских настроений, принадлежности телевизионных каналов агентам внешнего влияния, что несет сумасшедшие риски для нацбезопасности.
 
- При этом в СБУ на топ-должность назначается совершенно далекий от этих вопросов человек, соратник президента. И буквально через месяц от него появляется риторика, что отдел "К" нужен, потому что некому бороться с контрабандой. Что с людьми происходит, когда они попадают во власть?
 
- Один в поле не воин. Я конечно здесь не советчик, но думаю, что [Ивану] Баканову нужно назначить как можно быстрее советников с трезвым взглядом, которые помогут разобраться в ситуации. Если он этого не сделает, опираясь только на старые кадры, реформировать будет труднее.Я сторонник тезиса, что реформы в отдельно взятых организациях в стране должны быть front-loaded. Важно успеть их провести на самом первоначальном этапе. В Верховной Раде это первые 6-12 месяцев, когда новые лица еще заряжены на быстрый результат.Мы должны быстренько подносить инициативы, а депутаты нажимать на кнопки и принимать правильные решения. Этот момент нужно не упустить и воспользоваться, пока олигархи каким-то способом не заманили участников процесса в свои сети.
 
- Вы уже однажды выходили на пресс-конференцию с разоблачительными заявлениями по поводу действующей на тот момент власти. Что может вас сподвигнуть пойти на такой шаг снова?
 
- Считаю, что люди, назначившие меня в прошлый раз на должность министра, меня сильно предали. Они не просто саботировали или мешали делать то, что изначально просили. Но еще и делали другие неприятные вещи, которые даже трудно комментировать.
 
Так, например, в разгар сыплющихся с разных сторон физических угроз мне лично и даже моей семье, за 12 часов они снимали охрану (охрана от СБУ "Альфа", предоставленная администрацией президента), подвергая необоснованному риску и создавая дополнительный прессинг.Конечно, это был элемент запугивания. Я понимал: мне таким способом намекают, что я делаю им что-то не комфортное и, что меня хотят склонить к кооперации.
 
Все это было крайне неприятно, неправильно - так не делается.Даже не представляю, что в будущем подобная ситуация может произойти снова, поэтому исключаю возможность проведения какой-то конференции, куда-то выйти и т.д.
 
Считаю, что нынешний президент - человек слова. Я присутствовал на дискуссии в узком кругу, когда после победы на выборах президента обсуждался план действий на первые 100 дней. Кто-то предложил не делать налоговую амнистию. Президент сказал: "Подождите, я же обещал?! Если мы это пообещали, мы это будем делать".Пока что я вижу, что президент Зеленский все что пообещал, старается делать. Здесь я иногда сравниваю его с американским президентом Трампом, которого часто упрекают за то, что он строит стену между США и Мексикой. Но он же обещал ее построить. Почему он пересматривает торговые договора с Мексикой, Канадой, ЕС, Китаем? Он это обещал.
 
- Сегодня в интервью ни разу не прозвучало имя Игоря Коломойского. Вы считаете этот человек на стороне светлых или темных сил?
 
- У Коломойского крайне негативный имидж на западе - это факт. У него неоднозначная репутация здесь. А вот консьержке на первом этаже в нашем доме, Коломойский нравится. Он человек умный, резкий, нестандартный, создал хороший интерфейс в ПриватБанке, которым пользовалось до четверти населения страны.
 
Считаю, что крупный бизнес, включая Коломойского, Ахметова, Фирташа, не должен влиять на политику и не должен действовать старыми методами. Старые методы - это монополизация отдельно взятых отраслей. Она исходила из того, что политики позволяли это делать и сами были частью олигархической системы.
 
Происходила борьба за выживание - выживет самый сильный.Навязать им новые правила игры можно только в том случае, если модератор дискуссии будет человеком, который не является олигархом и который взял на себя политическую роль выше, чем у них.
 
- Офис президента возглавляет юрист Коломойского. Вы верите, что Коломойский не влияет на президента? 

- Я не вижу большого участия (Коломойского. - Ред.). Нам же говорили, что близкие к Коломойскому люди составят большинство в списке партии Слуга народа. Сколько там людей, близких к Коломойскому? Наверное, не больше 10. Сколько там людей, близких к бывшему руководителю офиса дерегуляции BRDO Гончаруку, который сейчас замглавы офиса президента? Из BRDO там от 10 до 15 человек. Можем сказать, что Слуга народа больше зависит от Гончарука, чем от Коломойского.Коломойский Коломойским, но Зеленский - самодостаточный, независимый президент, у которого нет руководителей и обязательств ни перед какой бизнес-структурой. И это правильно, так должно быть, за это голосовали люди, это дает шанс и вселяет надежду в нас всех.

 
Джерело LIGA.net
Почему Варфоломей и Зеленский не подписали заявление: названа причина
Читайте також Відео 09 серпня 2019

Почему Варфоломей и Зеленский не подписали заявление: названа причина

Во время первого официального визита в Турцию президент Украины Владимир Зеленский встретился со Вселенским патриархом Варфоломеем